Стюардессы не пустили 77-летнего деда в бизнес-класс самолета. Но когда все узнали, кто он такой, то пожалели

Истории из жизни

Подполковник Михаил Григорьевич строевым шагом подошел к кабинету генерала.

  • Вызывали? — бодро спросил он. Его, бывалого служивого, вызовом к старшим по званию было не напугать.
  • А, Михаил Григорьевич, проходи. Вызывал-вызывал — генерал что-то записывал на листке — присаживайся.

Михаил Григорьевич присел, и стал ждать пока товарищ генерал к нему обратиться. Несмотря на то, что знакомы они были лет 20, и вместе не раз ходили на охоту, нарушать устав подполковник не собирался, и терпеливо ждал.

  • А что, Михаил Григорьевич, у нас на завтра запланировано? -начал генерал.
  • Все в штатном режиме — ответил подполковник — Все по графику.
  • Ну, значит, ты не сильно занят будешь — улыбнулся генерал, который лучше всех знал, чем будут заняты его подчиненные.

Генерал посмотрел в окно, и немного помолчав продолжил.

  • Вот что, товарищ подполковник, завтра около часу дня к нам в часть приеду важные люди. Встретишь, проведешь к ангарам, покажешь что да как.
  • Проверка, товарищ генерал?
  • Русским языком тебе говорю, нужные люди приедут — нахмурился начальник — Не понимаешь что ли?
  • Никак нет. Что сделать нужно?
  • Говорю же, к ангару проведешь, технику покажешь. Ну, и распорядишься что куда, как они скажут. Дальше я сам.

В голове подполковника сложился пазл. 

  • Товарищ генерал, извините, но я вынужден отказаться — нахмурился подполковник — Торговать отечественной техникой я не буду.
  • Ишь ты правильный какой, торговать он не будет. Это тебе не Советский Союз, не 37 год, понимать момент надо — стукнул по столу кулаком генерал.
  • Я момент понимаю, и знаю, что не 37-й, а 93-й, но повторюсь: технику продавать не буду — подполковник был наслышан о темных делах, которые творились в соседних гарнизонах, и гордился, что в их части подобных торгов не происходит. 

Времена, конечно, трудные, лихие 90-е, но идти против своих принципов, скатиться до торгаша… Нет, этого Михаил Григорьевич позволить себе не мог.

  • Принципиальный, значит? — злился генерал — Это мы еще посмотрим кто кого. Служить надоело? Я тебе быстро пенсию устрою. Уйдешь в запас, как пить дать.

Карьера потомственного военного Михаила Григорьевича закончилась на самом пике. Дома жене и сыну он все рассказал, как есть, но домашние и без слов поняли ситуацию. Кто-кто, а Михаил от своих принципов никогда не отступал.

К и без того трудным 90-м добавилось тотальное безденежье. Работы не было, идти на рынок торговать Михаил Григорьевич не мог, да и не умел он за прилавком стоять. 

  • Ну, ничего — успокаивал он себя — зато совесть чиста. 

А сам все время думал, чем себя занять, как быть полезным. И дело нашлось. Дело, которое изменило не только его жизнь.

Развязка вас удивит! Продолжение истории вы можете посмотреть в видео формате:

Оцените статью
Добавить комментарий